Подписаться
Курс ЦБ на 08.05
74,13
89,50

Стресс-тест, потолок ОМС и фокус на здоровье

Стресс-тест, потолок ОМС и фокус на здоровье
Иллюстрация: коллаж ДК

Какой «диагноз» поставил частной медицине Красноярска коронакризис, почему работа по системе ОМС для клиник влечет ограничения, телемедицина — это фантом или будущее отрасли?

Руководители частных клиник Красноярска обсудили реальность, риски и стимулы развития рынка на дискуссионном клубе «Делового квартала», прошедшего в канун года со времени объявления пандемии в крае.
 
Дискуссионный клуб «Делового квартала» собрал в МВДЦ «Сибирь» главврачей и директоров частных клиник Красноярска. Обсуждение настоящего и будущего отрасли прошло через призму 2020 года. Главный вывод: пандемия изменила не только медицину, но и пациента. После сложного коронагода парадигму «здоровье как безусловная ценность» люди начали внедрять не только в теории, но и на практике.
 
Стресс-тест, потолок ОМС и фокус на здоровье 1
Стресс-тест, потолок ОМС и фокус на здоровье 2
 

Трек № 1. Уроки коронакризиса

2020 год стал стресс-тестом для всех без исключения отраслей. Медицина — и государственная, и частная — оказалась на переднем крае этих испытаний. Какие главные уроки преподнес коронакризис частным клиникам — с этой темы стартовала дискуссия.
Работать с «нулевой» подушкой безопасности — фундаментальная ошибка», — делится своим главным выводом Ирина Стрелкова.
— Буквально накануне пандемии мы запустили новую клинику, поэтому в коронакризис вошли с нулевым балансом на счету. Для меня как для руководителя это был период очень тяжелых переживаний: шок, паника, стресс. Градус этих эмоций пошел вверх, когда оказалось, что клиники будут закрыты не 10 дней, как это было обещано вначале, а гораздо дольше. Да, сейчас все хорошо, и бизнес развивается даже успешнее, чем до пандемии, но этот урок я запомню навсегда. 
Пандемия показала, что можно работать и принимать решения, даже не понимая, что будет завтра», — рассказала Дина Лямина
— Я работала в разных бизнесах и прошла не один кризис. Отличие этого — максимальная неопределенность: если удавалось спланировать ситуацию на день вперед — это уже было прогрессом. Оказалось, что и в условиях максимальной турбулентности можно работать, принимать решения. Второй важный вывод: главная опора бизнеса — команда. Сильный коллектив, который смотрит в одном направлении, — это именно то, что позволяет пережить любой кризис с минимальными потерями. Поддержу и мысль, высказанную Ириной: обязательно должен быть денежный запас. В идеале — чтобы он не просто был, но и при необходимости смог покрыть кредитные обязательства. Не секрет, что медицинский бизнес развивается за счет кредитных средств: медоборудование очень недешево. А это серьезные обязательства, за которые, как минимум, генеральный директор клиники несет персональную ответственность. 
В условиях пандемии технологичность стала главным козырем страхового бизнеса», — такой вывод делает Наталья Шеходанова.
— Тесно связанный с медициной страховой рынок, как ни странно, рос. Рост происходит не первый год, и даже коронакризису этот тренд переломить не удалось. Но это не удача, а логичный итог планомерных действий, которые делает рынок. Главный драйвер роста — онлайн-продажи: не будь их, страховой бизнес в период локдауна остановился бы. Развитие технологичных возможностей — это то, что поддержало рынок, и то, что он, безусловно, возьмет с собой в будущее. Для меня лично это был год, когда после длительного опыта работы в найме я ушла в свободное плавание. Мой главный вывод: если делать все правильно, работать с компаниями-лидерами, все получится. Вместо того чтобы впасть в кому, в 2020 году мы с командой сломали все шаблоны и показали хороший финансовый результат.
На первый план вышли бизнес-процессы, которые раньше были в тени», — делает неожиданный вывод из своего опыта Елена Непомнящая.
— До пандемии серьезный фокус был сделан на маркетинг как на основную движущую силу бизнеса. Продвижение, соцсети, реклама — все это создавало трафик, но в период, когда даже за хлебом можно было ходить только по расписанию, оказалось совершенно не актуальным. Тогда фокус сместился на другие задачи. Во-первых, команда. Раньше казалось, что плотное общение с коллективом, стремление понять, чем живут сотрудники, — это не такая уж необходимость. Карантин же расставил все на свои места. Очень важно знать и коллектив, и его настроение, потому что только через это понимание можно дать людям спокойствие и уверенность в завтрашнем дне. Очень упрощает жизнь наличие финансовой подушки. Деньги как энергию можно конвертировать во что угодно — в спокойствие сотрудников, в сохранение площадей, в выполнение других обязательств бизнеса. 
 
Третий важный урок — работа в соответствии с законом может конвертироваться в хороший бизнес-результат. Незадолго до пандемии один из наших бизнесов — лазерная эпиляция — прошел процедуру лицензирования, хотя закон допускает и работу без лицензии. Поэтому клиника смогла открыться раньше и привлечь клиентов закрытых, работающих без лицензии учреждений. Май и вовсе был золотым месяцем! Плюс очень хорошей поддержкой стала автоматизация бизнеса. Чат-боты, CRM-системы — везде, где это возможно, мы ушли от человеческого фактора, а потому и не несли допрасходов на выплату зарплат в период карантина. И, конечно, этот кризис еще раз подтвердил важность семьи, без поддержки которой было бы легко сломаться.
Пандемия ускорила бизнес-процессы, на которые в мирное время ушли бы годы», — делится своим опытом Виталий Андриянов
— Системный подход, а особенно в кризис, очень важен. Когда есть понимание, как выстраивать работу внутри организации, что транслировать наружу, система достаточно быстро приходит в равновесие, даже если за окном шторм. 2020-й, как это ни странно, добавил бизнесу скорости. Переоформили лицензию, включив в нее большое количество новых услуг и став, по сути, многопрофильной клиникой. Очень много сделали на перспективу, и главная движущая сила в этом — автоматизация. Сегодня цифровые технологии в разных формах и видах присутствуют на всех этапах: во внутренних и внешних процессах, в генерировании авторских технологий, в создании информации о себе. В результате совокупности действий и на фоне того, что количество клиник с лицензией в городе уменьшается, оставшиеся игроки начинают работать лучше: подчистив свои внутренние процессы, они стали эффективнее. Так что вывод парадоксальный: спасибо кризису за то, что дал бизнесу волшебный пинок.
 
Важный управленческий урок этого времени — важно быть в ресурсе и сохранять спокойствие. В ситуации неопределенности все смотрят на лидера. Если вожак излучает спокойствие, то и команда успокаивается и начинает работать. А те, кто смог в это время сохранить спокойствие и критически посмотреть на себя, в ближайшие годы станут страшно сильными компаниями.
И бизнесу, и коллективу пандемия помогла прокачать свои навыки», — соглашается с коллегой Александр Асташин
— Ограничения, с которыми столкнулась частная медицина, вызвали большие вопросы. Не умаляю ничьих компетенций, но любые ограничения, а в медицинской сфере особенно, нужно вводить, советуясь не с чиновниками, а с профессионалами в этой отрасли.
 
Как клиника, не только оказывающая платные медицинские услуги, но и работающая в региональной программе госгарантий, мы в период пандемии работали. Так как в мае на карантин закрылась Краевая офтальмологическая больница, в том числе наша клиника подключилась к оказанию неотложной помощи пациентам из Красноярска и края. И речь не о графике с 8:00 до 18:00, а о круглосуточной, в том числе хирургической, помощи пациентам. Очень тяжелыми были первые сутки, но потом процедуры были настроены, и процесс вошел в рабочее русло. Я этому опыту благодарен в том числе и с профессиональной точки зрения. Было немало интересных случаев, с которыми врачи редко сталкиваются в формате оказания платных услуг. Большая благодарность коллективу за то, что никого не пришлось заставлять или упрашивать.
 
Этот опыт навел и на такую важную мысль: почему государство не подключило частную медицину к борьбе с пандемией? Ведь доходило до идиотизма — диагностические центры, где есть томограф — главный метод диагностики двусторонней пневмонии, в локдаун тоже закрывали. А можно было бы организовать партнерство: выделять на частные медучреждения определенный объем работы и платить за него. Очевидно, что собственных ресурсов госмедицине не хватало — люди элементарно не могли пройти диагностику. Я сам серьезно болел и делал МРТ по договоренности, ночью. А что говорить про обычных людей, тем более в районах края? Словом, здравоохранение как система оставляет желать лучшего.
Врачи частных клиник действительно были готовы поддержать систему в сложный период. Но запроса на это не было», — подкрепила мнение коллеги Дина Лямина
— Врачи нашей клиники, как минимум, один день в неделю были готовы работать условно бесплатно или за меньшие деньги, но оказывать помощь населению. Перед нами прошли десятки примеров, когда было понятно, что пациент отдает за прием последнюю тысячу. Чтобы назначить ему адекватное лечение, врачу нужны анализы, а у человека на это просто нет денег.
Все без исключения врачи — герои: выделять только тех, кто работал в красной зоне, неправильно», — резюмировал по итогам первого трека Александр Асташин
— Выскажу непопулярное мнение, и, наверное, большинство со мной не согласится. Не стал бы делать героев только из врачей красной зоны, потому что все врачи — герои. Каждый был готов оказывать помощь — и делал это! Возьмите стоматологов: и к ним приходили ковидные пациенты, а врачи их лечили. И никакой социальной дистанции — наоборот, максимально близкий контакт. Почему бы не отметить и их тоже? Разделение на «героев — не героев» вносит деструктив во врачебную среду. А те врачи, кто в мирное время работает в лепрозории, в инфекционных больницах, — они не герои?
 

Правила здоровья

Рекомендации экспертов дискуссионного клуба
 
  • Виталий Андриянов: «Правильно дышать, а это, к слову, умеют делать не все взрослые люди, регулярно двигаться и вести здоровый образ жизни. Ничего нового — только рецепты, проверенные поколениями».
  • Дина Лямина: «Профилактика — главное правило хорошего здоровья. Это показала и пандемия: люди, которые, как минимум, пили витамин D и омегу, столкнулись с гораздо меньшими последствиями пандемии».
  • Елена Непомнящая: «Предварительное планирование может предотвратить множество проблем. Лучше всегда иметь план, к кому ты обратишься в случае возникновения острой ситуации. Это очень сбережет нервы, а решить возникшую проблему будет проще».
  • Наталия Шеходанова: «Страховой полис — как свечка в церкви, и тоже профилактика, но уже кошелька. Такая подушка безопасности никогда не повредит, тем более в сфере здоровья».
 

Трек № 2. ОМС — возможности или ограничения? 

Работа частных клиник в системе ОМС на старте появления инициативы казалась океаном возможностей. Однако, как показывает практика, в этом океане множество подводных камней. Идти или нет частной медицине в ОМС — эту тему эксперты обсудили во втором блоке дискуссии.
Работа по ОМС — это скорее про ограничения, нежели про возможности», — делает вывод Дина Лямина.
— Поделюсь опытом одной из клиник нашей сети. В прошлом году в рамках ОМС она начала предоставлять возможность ЭКО. Первые процедуры прошли удачно, однако, когда настало время рассчитываться за проделанную работу, государство сказало: «Сейчас денег нет, может, когда-нибудь потом». А это вопрос не 100 тыс. рублей, а нескольких миллионов. Вот и получается, что ОМС — это палка о двух концах.
 
Вектор последних изменений очевиден — ограничений все больше. К примеру, пациенту, который оплачивает услуги самостоятельно, доктор может назначить все необходимые лекарства и процедуры. Работая же в системе ОМС — только то, что определено нормативным перечнем. Далеко не всегда этого достаточно, чтобы действительно помочь. Да, врач всегда может сказать: «Вот эту процедуру мы можем сделать бесплатно, а за деньги можно сделать еще и вот это». Но как такой доктор будет выглядеть в глазах пациента? Как человек, который хочет денег заработать.
Работа по ОМС влечет множество допзатрат, загрузить клинику объемами можно и без этого», — развивает мысль коллеги Виталий Андриянов
— Я не сторонник системы ОМС, потому что, во-первых, и без ОМС работы много. Второе: ОМС по определению влечет за собой жесткий контроль со стороны государства за расходованием средств. Придется держать отчет по каждой копейке — и это не метафора! Для составления отчета надо брать отдельного человека, возможно, и не одного; приобретать программное обеспечение. Если можно обойтись и без этого, то зачем?
 
Не вызывает энтузиазма и то, что, работая по системе ОМС, что-то придется делать без денег, а что-то — за деньги. Это опять же ограничивает врача и его возможности, особенно в сложных, связанных со здоровьем случаях. К примеру, сейчас у нас в клинике лечится 8-летняя девочка. Во время взрыва печки в кожу девочки внедрилось огромное количество частичек сажи. Какое ОМС в этой ситуации с его стандартными процедурами? Кстати, мы коллективом приняли решение лечить девочку бесплатно. Уже полгода врачи извлекают сажу, и прогресс налицо. 
 
К слову, о позиции государства по отношению к частной медицине. Переоформляя лицензию, я обратил внимание на один забавный факт. Должность человека, работающего в отделе лицензирования, звучит как «консультант», то есть помощник. Ощущаем ли мы, коллеги, что они нам помощники? Идея по своей сути верная, но система дает сбой, и вместо «консультанта» появляется проверяющий. Справедливости ради надо сказать, что именно пандемия перезагрузила взгляд некоторых чиновников на свои обязанности. Даже оставаясь в системе, люди стали более адекватны.
Связка «частная медицина — ОМС» заработает эффективнее, когда об этих возможностях узнает больше людей», — считает Наталия Шеходанова.
— О том, что в системе ОМС есть частные медицинские клиники, в Красноярске знают очень немногие. Сбилась со счета, сколько раз я рекомендовала людям зайти на сайт регионального фонда ОМС и найти там список частных клиник. Если не нравится городская поликлиника, те же зубы можно лечить по ОМС. Для некоторых это становится шоком, что неудивительно: эти возможности нигде не пиарятся. Если бы о них говорили больше и на широкую аудиторию, люди охотно пошли бы в частные клиники, а сама система начала бы разрастаться.
 
В этой связи интересен зарубежный опыт, где клиники разделены по социальным уровням. Есть медучреждения для бедных — за такую медицину платит государство. Есть клиники для среднего класса и для людей с высокими доходами. Возможность выбора есть не только у пациентов, но и у врачей, при этом их профессионализм должен полностью соответствовать уровню клиники.
Понимание того, что такое ОМС, есть у единиц: за лечение платит не государство, а человек», — добавляет Дина Лямина.
— ОМС в представлении большинства потребителей — это когда за него заплатил работодатель, и поэтому медицина бесплатна. Но ведь это не так! За «бесплатную» медицину платит сам человек, отчисляя из своей зарплаты социальный налог. И это вопрос не денег, а менталитета. Поэтому и дискуссия об ограничениях, которые накладывает на докторов ОМС, такая острая. Получается, что за свои же деньги человек не может получить должной медпомощи. Как выписывать пациенту лекарство только из разрешенного перечня, когда у него был инфаркт и прием этого средства грозит последствиями?
Существующие рамки ОМС крайне далеки от медицины будущего», — подчеркивает Виталий Андриянов
— Сейчас много говорят про концепцию «Медицина 5П», где одно из «П» — это персонификация, когда врач подбирает лечение под конкретного человека. Но как только это лечение выходит за рамки бюджета, у работающей по ОМС клиники тут же загорается красная лампочка. По-этому медучреждения и идут на то, чтобы использовать в работе большое количество неэффективных технологий и методов. 
ОМС — это палка о двух концах», — резюмировал Александр Асташин.
— Не преувеличу, если скажу, что ОМС в том виде, как оно существует сейчас, вызывает вопросы у всех без исключения специалистов отрасли. Система обязательного медицинского страхования должна быть помощником, а она выступает строгим ограничителем. И, как было сказано ранее, распоряжается деньгами пациента, а не своими. Пациент хочет «жареную картошку», а система отвечает: «В меню только манная каша», — и это за мои же кровно заработанные. В том числе и поэтому в некоторых направлениях медицины ОМС не должно быть как такового: прогресса не будет. К примеру, стоматология: технологии, препараты — все это развивается и меняется со стремительной скоростью; ее невозможно, да и не нужно загонять в нормативы ОМС. А вот в офтальмологии ОМС скорее помогает, потому что дает стабильность и трафик. Но и тут траекторию работы строго задают нормативы. Если платного пациента врач может принимать час и предложить ему разные варианты решения проблемы, то с пациентами по ОМС это строго 16 минут и только одобренные услуги. При этом государство заплатит за них с большой отсрочкой и изрядно потрепав клинике нервы.
 

«2021 год принесет немало новаций»

 

Стресс-тест, потолок ОМС и фокус на здоровье 3
Михаил Шапран, 
председатель правления СМО СРО «МедАльянс», 
директор «Клиники ИПМ»
 
— 2021 год для здравоохранения вообще и частного в частности, будет ознаменован тремя новациями: новые санитарные правила, новое положение о лицензировании клиник — оно станет более демократичным и логичным, и возможность отказа от бумажной амбулаторной карты. Кроме того, большое число приказов отменено по регуляторной гильотине. Также принято много новых порядков и стандартов, например, порядок по стоматологии. Грядет переход к аккредитации медработников.
 

Трек № 3. Пандемия — выводы и последствия

Пандемия, как кнопка «reset», глобально перезагрузила людей, отрасли и мир. Каковы последствия коронакризиса для частной медицины и что, пройдя испытания темных времен, ждут от нее пациенты? Эту тему эксперты обсудили на финальном треке дискуссионного клуба.
Страховщики ответили на коронакризис новыми продуктами», — рассказала Наталия Шеходанова.
— Когда пандемия только началась, был глобальный запрос на волшебный полис, который обеспечит отдельный вход в клинику и чудо-таблетки от страшного вируса. К слову, нюанс, о котором знают не все. Человек не может купить полис ДМС в частном порядке, сделать это можно только в рамках организации. Страховые компании не просто этот запрос услышали, но и быстро ответили на него. В частности, появился полис для телемедицины — отличное, на мой взгляд, решение для мнительных людей. Такая онлайн-консультация снимет тревожность и даст понимание, как быть дальше. Практически сразу появился и полис от последствий коронавируса — сумма возмещения зависит от страховой суммы. Где-то возмещение полагается только тогда, когда человек попадает в стационар, в других случаях — даже если переболел дома и в легкой форме, но обязательно зафиксировал этот факт в поликлинике. Этим история не заканчивается: сегодня есть полисы реабилитации и, как апогей, — полисы от последствий вакцинации.
Пандемия пошатнула общее состояние здоровья людей», — делится своими наблюдениями Ирина Стрелкова.
— Очевидно, что дело не только в вирусе: из-за нервного напряжения и психосоматики хронические заболевания вошли в острую фазу. К примеру, стоматологи отметили резкое ухудшение состояния десен, появление большего числа проблем у детей. Запись в клинику порой растягивалась на несколько дней, даже на неделю вперед. 
Работа с последствиями ковида не предполагает универсального подхода», — считает Дина Лямина.
— Безусловно, есть постковидный синдром, но и сами пациенты стали относиться к своему здоровью более трепетно, и к этому подвигла именно пандемия. Чек-ап медленно, но верно становится нормой. Еще года два назад большинство людей и слова такого не знали. Гораздо более пристальный, чем раньше, фокус на здоровье важен еще и потому, что последствия ковида — это, увы, не городские легенды. Выпадение волос, ухудшение памяти, боль в суставах — самое безобидное, с чем сталкиваются те, кто переболел вирусом. И именно поэтому невозможно разработать одну, универсальную для всех программу реабилитации.
Ненормированное использование антиспептиков привело к проблемам с кожными покровами», — рассказала Елена Непомнящая
— Дерматологи одни из первых отметили появление последствий перенесенного ковида. У тех, у кого никогда не было проблем с трофикой, они появились. И дело не только в вирусе, но и в нормах санитарии: антисептики, перчатки спровоцировали дебют дерматитов и экзем. Масочный режим напрямую влияет на трофику, ухудшая ее. Словом, с прямыми или косвенными последствиями коронавируса медицине предстоит работать не один год.
Подготовила Наталья Повольнова
 
 
Самое читаемое
  • Скончался генеральный директор Енисейского речного пароходства Олег ШпагинСкончался генеральный директор Енисейского речного пароходства Олег Шпагин
  • Неизвестные активисты выступили против достройки метроНеизвестные активисты выступили против достройки метро
  • «КрасАвиа» расширила полетную программу из Красноярска«КрасАвиа» расширила полетную программу из Красноярска
  • Под Красноярском будут производить оборудование для металлургииПод Красноярском будут производить оборудование для металлургии
  • В темпе лета: Проспект Мира точно станет пешеходнымВ темпе лета: Проспект Мира точно станет пешеходным
Наверх
Чтобы пользоваться всеми сервисами сайта, необходимо авторизоваться или пройти регистрацию.
  • вспомнить пароль
Вы можете войти через форму авторизации зарегистрироваться
Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.
  • Укажите ваше имя
  • Укажите вашу фамилию
  • Укажите E-mail, мы вышлем запрос подтверждения
  • Не менее 8 символов
Если вы не хотите вводить пароль, система автоматически сгенерирует его и вышлет на указанный e-mail.
Я принимаю условия Пользовательского соглашения и даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с Политикой конфиденциальности.Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.
Вы можете войти через форму авторизации
Самое важное о бизнесе.