Подписаться
Курс ЦБ на 25.09
73,00
85,68

Геннадий Торгунаков: власти не хотят разговаривать с бизнесом

Геннадий Торгунаков: власти не хотят разговаривать с бизнесом
Иллюстрация: Из архива Геннадия Торгунакова

В 2019 году по инициативе предпринимателей — победителей премии, Геннадий Торгунаков был признан «Человеком года» в номинации «За вклад в развитие бизнеса в городе Красноярске»

Так лидеры бизнес-сообщества выразили свою признательность за то, что издатель «Делового квартала» в Красноярске объединяет людей дела и защищает интересы малого и среднего бизнеса.

 

Путь независимости

Можно ли сегодня выпускать независимое бизнес-издание и ежегодно проводить независимую премию «Человек года»?
— Независимому изданию очень непросто жить в сегодняшних реалиях. Процветают либо государственные СМИ, либо те, кто находится на «дотации» у крупных госкорпораций или провластных политиканов. Казалось бы, оставаться независимым, честным изданием в подобной ситуации невозможно, но нам удалось. Как и масштабировать премию «Человек года», где отмечают не тех, кто сумел договориться с властями, не крупные компании, сидящие на нефти и цветных металлах, а местных предпринимателей — малый и средний бизнес. За 17 лет вокруг «Делового квартала» образовалось настоящее сообщество. Это люди дела, которые вдохновляют нашу редакцию своим примером жизнестойкости.
 
А как вы пришли в профессию? 
— Способности к журналистике у меня проявились довольно рано — с шести лет работал юнкором в Мариинской местной газете «Вперед». К окончанию школы понял, что хочу связать свою жизнь со СМИ. Мне посчастливилось застать лучшее время российской тележурналистики, а моим учителем и наставником стала Марианна Максимовская, которой до сих пор благодарен. В глубинке, в Шарыпове, вместе с такими же увлеченными людьми, как я, мы создали медиахолдинг. В то время это казалось чем-то нереальным, в районах полагалось быть одной районной газете, все остальное — для краевого центра. 
 
Но вы решили пойти в политику. Почему? 
— Время стремительно бежало, менялась жизнь вокруг. В определенный момент стало понятно, что роль СМИ в решении проблем общества стала снижаться. Как человек действия, всегда нацеленный на результат, я стал совмещать профессиональную деятельность с общественно-политической: в 2002 году был избран депутатом Шарыповского городского Совета депутатов и активно работал в социальной комиссии. Чтобы лучше разбираться в местном самоуправлении и законодательстве, окончил курсы Красноярского государственного университета по специальности «организация управления органов местного самоуправления», а позже получил второе, юридическое образование. В нашей стране без знания юридических основ прожить невозможно, особенно депутату, который призван помогать людям в решении их многочисленных социальных проблем. Переехав в Красноярск, я был избран депутатом Горсовета. Одновременно принял предложение возродить журнал «Деловой квартал». К тому времени он уже год не издавался, редакция, выпускавшая сайт, оптимизировалась до одного человека. В общем, издание нужно было реанимировать, и мы с командой быстро восстановили производственный процесс его выпуска, вывели премию «Человек года» на новый, более масштабный уровень. Если раньше на деловом приеме издания собирались 200 человек, то в 2019 году к нам пришло 750 гостей. В этом году ожидаем тысячу — готовы поставить рекорд.
 

Найти свою команду

Вы согласны, когда депутатский созыв, в котором вы были, называют самым скандальным? 
— Я горжусь тем, что работал именно в этом созыве, потому что мы были самым независимым депутатским корпусом в политической истории Красноярска. Это правда. Власти называли нас скандалистами, потому что любой вопрос по существу, особенно если речь идет о неэффективно потраченных бюджетных средствах, схематозах, воспринимается чиновниками чуть ли не как личное оскорбление. Никогда не опускался до грубых словесных перепалок — ни с коллегами, ни с администрацией. Однако по принципиальным вопросам стоял на своем до конца. Если говорить о работе нашей градостроительной комиссии, то для нас принципиально было принять такой Генплан Красноярска, в котором был бы сохранен зеленый каркас города, жилищное строительство было бы комплексным, а не точечным, и с обязательным планированием необходимой инфраструктуры. Все это мы отстояли. Но следующий созыв практически нивелировал эту работу в угоду застройщикам. Буду заниматься этим вопросом снова: я человек упертый и добиваюсь поставленной цели. 
 
Как я понимаю, независимость Общественной палаты Красноярска, в которой вы работали в последние годы, под большим вопросом. 
— Власти всеми силами пытались сделать Общественную палату Красноярска послушной, чтобы общественники утвердительно кивали на любое действие администрации. Когда увещевания и угрозы не возымели действия, были внесены изменения в ее устав. В результате сократили состав ОП и сделали так, чтобы там в основном были люди, выдвинутые администрацией и Горсоветом. Также они захотели, чтобы общественники отчитывались перед депутатами, хотя по уставу это власти должны объяснять общественникам свои действия. При поддержке партии власти депутаты продавили решение, и теперь Общественная палата нового созыва практически потеряет свою независимость.
 
Почему вы вновь баллотируетесь и почему ваш выбор пал на «Партию пенсионеров»? 
— На политическом поле партия находится с 1997 года, и ни разу никаких договоренностей с властью, никаких подковерных игр. С одной стороны, «пенсионеры» не зовут на баррикады, не призывают «разрушить до основания, а затем», с другой — выдвигают четкие, ясные требования, подкрепляя их конкретными предложениями. Это мудрый подход, который мне близок. Я готов работать, а если критикую, то всегда предлагаю что-то взамен. Не люблю кричать попусту, всегда готов засучить рукава — и вперед. 
 
Кировский одномандатный округ № 2 мне хорошо знаком, именно от него я был избран в депутаты городского Совета Красноярска. За годы работы он стал мне родным. Это район, который я хорошо знаю, знаю людей, живущих в нем, и их проблемы. А самое главное — всегда находил и в дальнейшем буду находить пути решения этих проблем.
 
Надеюсь, что буду полезен людям, которые хотят жить достойно. И это не только старшее поколение, это все мы. Хотим хорошей работы, хотим дать лучшее своим детям, хотим заработать на пенсию и без страха смотреть в будущее.
 

Нас не спрашивали

Думаю, что вам так же близки и проблемы предпринимателей. Насколько, на ваш взгляд, эффективными были меры поддержки малого бизнеса в пандемию?
— Пандемия до сих пор продолжается, и уже пророчат «четвертую волну». Ряд бизнесов работает в условиях ограничений, эти компании несут прямые потери. Однако никаких мер поддержки сегодня уже нет. Те же, которые применялись в 2020 году, были явно недостаточными и работали не всегда и не для всех. Нужно было еще доказать, что ты имеешь право на эти меры, предъя-вить правильный ОКВЭД, войти в список наиболее пострадавших. При этом непонятно было, по какому принципу этот список сформировали. Банки также не объясняли отказы в льготных кредитах, у них постоянно заканчивался лимит выдачи. В общем, было много непонятного и неправильного. Думаю, это происходило из-за того, что меры поддержки бизнеса разрабатывались без учета мнения бизнеса. Нас не спрашивали, в какой именно помощи мы нуждаемся. Отсутствие равноценного диалога между властью и предпринимательским сообществом — огромная проблема, которую надо решать. Его и раньше не было, а пандемия только обострила ситуацию.
 
А в целом меры поддержки бизнеса, которые оказывались и до пандемии, вы считаете полезными?
— Я считаю их странными, а порой и вредными. Будучи депутатом Горсовета, я разбирался в финансировании программы, направленной на поддержку малого бизнеса. По ней в течение года выделялось 60 млн рублей. Немалые деньги для городского бюджета. Однако две трети от этой суммы шли на содержание штата сотрудников структуры, обеспечивающих функционирование программы. То есть вместо предпринимателей мы поддерживали чиновников. Нонсенс! Также возникли вопросы и к контролю за расходованием средств, которые вроде бы доходили до адресатов. Вокруг программы возникли компании-однодневки, которые, наскоро написав бизнес-план, странным образом получали субсидии, а потом закрывались. Затем открывались новые компании с тем же составом учредителей, и вновь подавались заявки на субсидии. Откровенный схематоз, которого быть не должно.
 
Думаете, можно что-то реально изменить?
— С раннего детства отец мне всегда говорил: «Сынок, если не знаешь, что делать — сделай шаг вперед!» Всю жизнь руководствуюсь этим принципом. Если ничего не делать, то ничего и не изменится. Но если решился на первый шаг, то уже выбрал путь действий. Дальше только вперед.
 
 
 
Самое читаемое
  • Убить из-за буллинга: в Красноярском крае предотвратили нападение на школуУбить из-за буллинга: в Красноярском крае предотвратили нападение на школу
  • На месте заброшенного здания «КрасКона» появится деловой центр в 6 этажейНа месте заброшенного здания «КрасКона» появится деловой центр в 6 этажей
  • Уволен полпред губернатора Красноярского края Сергей БатуринУволен полпред губернатора Красноярского края Сергей Батурин
  • На съемки «Ёлок» пришли более 2 тысяч красноярцевНа съемки «Ёлок» пришли более 2 тысяч красноярцев
  • К столетию Виктора Астафьева снимут документальный фильмК столетию Виктора Астафьева снимут документальный фильм
Наверх
Чтобы пользоваться всеми сервисами сайта, необходимо авторизоваться или пройти регистрацию.
  • вспомнить пароль
Вы можете войти через форму авторизации зарегистрироваться
Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.
  • Укажите ваше имя
  • Укажите вашу фамилию
  • Укажите E-mail, мы вышлем запрос подтверждения
  • Не менее 8 символов
Если вы не хотите вводить пароль, система автоматически сгенерирует его и вышлет на указанный e-mail.
Я принимаю условия Пользовательского соглашения и даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с Политикой конфиденциальности.Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.
Вы можете войти через форму авторизации
Самое важное о бизнесе.