Подписаться
Курс ЦБ на 26.02
64,92
70,45
Деловой квартал / Новости / "Пожиратель кризисов" - бизнес-стори Виктора Шалыгина
"Пожиратель кризисов" - бизнес-стори Виктора Шалыгина
Автор фото: Фото: Ольга Кравцова (Колибри Professional). Источник: DK.RU

"Пожиратель кризисов" - бизнес-стори Виктора Шалыгина

Самое читаемое
  • Экс-гендиректор медиагруппы «Прима» открыл телеграм-канал о светской жизни Красноярска Экс-гендиректор медиагруппы «Прима» открыл телеграм-канал о светской жизни Красноярска
  • Какие перепады погоды ждут Красноярск на последней неделе февраля Какие перепады погоды ждут Красноярск на последней неделе февраля
  • Глава Росприроднадзора пообщается с общественниками и прессой Красноярска Глава Росприроднадзора пообщается с общественниками и прессой Красноярска
  • Art Russia: картины красноярцев выставлены на ведущей ярмарке искусства в Москве Art Russia: картины красноярцев выставлены на ведущей ярмарке искусства в Москве
  • Бутик сувенирного бренда Russia is Around Us сменил дислокацию Бутик сувенирного бренда Russia is Around Us сменил дислокацию
14:20   25.05.2016

Руководитель компании «Кухни и шкафы Место» Виктор Шалыгин умеет извлекать выгоду из сложных ситуаций: когда вокруг паника, он с немецкой расчетливостью ищет шансы и использует их.

"Пожиратель кризисов" - бизнес-стори Виктора Шалыгина 1Кризис 1998 года Виктор Шалыгин вспоминает не без удовольствия:

— Тогда я купил первую машину: был случайный калым, заработал $2 тыс., потом валюта выросла, автомобили стали стоить копейки. За тысячу долларов я взял почти новую вазовскую «семерку».
Когда в начале XXI века красноярский рынок недвижимости накрыла стагнация, бизнесмен, пользуясь случаем и уровнем цен, приобрел хорошую квартиру. Кризис-2008 был отмечен покупкой близкого к банкротству стекольного завода, а сейчас г-н Шалыгин расширяет сеть своих офисов — стоимость коммерческих площадей к этому располагает.
Супруга бизнесмена Светлана Мамаева говорит:
— Он берет «непривлекательное», затем прилагает усилия, плюс свои мозги и умелые руки, и получается хороший актив. Так было со всеми нашими производственными цехами, офисами продаж, бизнес-идеями, нашей трехуровневой квартирой, домом в Железногорске и многим другим. 
 

Кролики, ремонт, продажи

Дисциплина, педантичность, скрупулезность. Все это в буквальном смысле в крови у Виктора Шалыгина. Его дед немец, репрессированный в годы войны. Крутой маршрут привел его из Поволжья в Красноярск, где у него случилась любовь и родилась семья. 
Стандартное советское детство Виктора — небогатый быт, родители-инженеры — выделялось разве что... кроликами.
— Дед выращивал кроликов, я летом косил и заготавливал для них траву. Это район БСМП, пятиэтажки, но у деда там было несколько стаек. 200 кроликов в сезон, довольно большое хозяйство. Он был знатным огородником, к нему весь город приходил за консультацией. 
Трудолюбие и технологичность, без которых не выстроить бизнес, — они как раз из этих стаек у БСМП. Полученное Виктором высшее образование — инженер-системотехник — только закрепило эти качества:
— В институте я шел на красный диплом, не хватило чуть-чуть — гуманитарные предметы не очень давались. Я попал в экспериментальную группу по системному анализу, мы были первыми выпускниками. Меня звали в аспирантуру, но шел 1992 год, стало не до науки. Так сложилось, что я пошел в бизнес. 
Начал он с отделочных работ:
— Своими руками ремонтировал квартиры. Сейчас могу все, что угодно отштукатурить, зашпаклевать.
Спустя полтора года решил испытать себя в деле, тоже связанном с недвижимостью:
— Мы катались на лыжах с Костей Поповым, он одноклассник жены (Константин Попов — генеральный директор компании «АРЕВЕРА-Недвижимость». — Прим. ред.). Он предложил заняться междугородным обменом. Я год работал как риелтор. Находил клиента, который хотел уехать в другой город, там ему покупалась квартира, а здесь он продавал свою. В постперестроечные времена на этом можно было зарабатывать. 
Когда востребованность этой услуги сошла на нет, Виктор Шалыгин устроился в Красноярскую расчетную палату, оперативно откликнувшись на эпоху тотальных взаиморасчетов.
— А потом меня позвали на биржу «Тройка», там я возглавлял отдел активных операций и оценки. Мы делали оценку для разных заводов. Кажется, что все это разные области деятельности. На самом деле, все они вертятся вокруг строительства. 
В результате в 1999 году Виктор Шалыгин начал работать с компанией «Красноярскжилстрой» — вошел в команду Игоря Шиманского (сейчас — директор СК «Сиб-Лидер». — Прим. ред.). 
— Это была единственная в то время строительная компания, которая продавала свои квартиры только за деньги. Все застройщики рассчитывались квартирами с подрядчиками, и те продавали их по заниженной стоимости, тем самым роняя цену на рынке. Этот порочный круг надо было разрывать. Наша компания была вне структуры «Красноярскжилстроя», но она получила эксклюзивное право на продажу квартир этой фирмы. Мы стали глубже участвовать в проектах. Нам было не все равно, что и в каком качестве строится, мы даже перестраивали готовые квартиры. 
Серьезным фактором, помогавшим продать жилье быстрее и дороже, были, как ни смешно это звучит сейчас, пластиковые окна. Так в 2002 году Виктор Шалыгин вышел на свой первый производственный бизнес. 
"Пожиратель кризисов" - бизнес-стори Виктора Шалыгина 2

Не было бы счастья

"Пожиратель кризисов" - бизнес-стори Виктора Шалыгина 3Получилось из серии «не было бы счастья, да несчастье помогло». У Виктора возникла идея делать окна самостоятельно:
— Предложил друзьям вложиться, и мы купили оборудование. Это стоило смешных денег, около $20 тыс. В мае я поехал на выставку, отобрал оборудование, сделал предоплату. А в начале июня в компании «Красноярскжилстрой» случились резкие перемены, и Шиманский ушел. И мы в один момент остались без работы и средств. А в перспективе идет какое-то оборудование. 
Жизнь сама заставила Виктора Шалыгина начать оконный бизнес. Сняли небольшое — 120 «квадратов» — помещение. Сами сварили стеллажи. И пошли завоевывать рынок, о котором имели очень смутное представление. 

Тут уместно лирическое отступление. Светлана Мамаева скромничает — относит все заслуги и «Окон BNW», и «Кухонь Место» на счет мужа. А ведь она прошла весь путь становления и развития бизнеса вместе с ним. Светлана — человек весьма эмоциональный, возможно, как раз в сочетании с системной расчетливостью Виктора получилась та смесь, которая обеспечила успех. Познакомились они еще в 1989 году в институте. Достаточно быстро стали жить вместе. И в этот момент случилась беда.
— У меня обнаружили серьезную болезнь, которая прочила мне крайне грустное будущее. Эта болезнь, в числе прочих неприятностей, планомерно и неуклонно разрушает сердце. Мне сразу сказали, что я должна забыть о детях, спорте, активной жизни, да и о полноценной работе тоже. В 20 лет я получила пожизненную инвалидность с нерабочей группой, — рассказывает Светлана Мамаева. — Перспектива для Виктора, сами понимаете… Молодой, спортивный, умный парень, со стремительными планами на жизнь берет на себя такую обузу. А он не испугался. Мне кажется, он вообще не колебался ничуть, наверное, такими вещами командуют на небесах. И что в итоге? Благодаря его спокойному отношению к проблеме, его мудрой поддержке и умению мотивировать оказалось, что люди с подобными проблемами могут вести довольно качественную жизнь. И даже родить ребенка между двумя серьезными операциями на сердце. И даже кататься на горных лыжах в высоких горах. Между прочим, я «звезда» у наших кардиохирургов — красноярских и московских. Виктор «сделал» из меня хорошую жену и мать, верного друга и надежного помощника в бизнесе. 
 

Сделай сам

Оконная фирма Виктора Шалыгина сразу нацелилась на розничных клиентов. Придумали название — BNW. Во-первых, это было немного похоже на «БФК» — тогдашнего лидера рынка. Во-вторых, был в названии этакий немецкий налет:
— Нам нужно было ворваться на рынок, соответственно, использовали все средства, чтобы нас заметили. В тот момент, когда мы появились, было около 60 оконных производств в Красноярске, а на пике и все 200. Надо же как-то выделяться. Маркетинг — основа всего. Произвести может кто угодно, а дальше-то что?
Продажи быстро пошли в рост — начали с 50 окон в месяц, потом — 200, 500, 1000. Первые результаты ощутили через два месяца: появились деньги на продукты.
— Мы просто смогли пойти в супермаркет и купить еды — вот он, успех. Но это, конечно, была самозанятость. Еще не бизнес, — рассказывает Виктор Шалыгин. — Вначале я сам ездил на замеры. Вечером формировал техзадание для производства, наутро ехал в цех, мы еще с парой человек собирали окно и потом отправлялись на монтаж. Когда появились первые наемные люди, вот тогда это стал бизнес. А окончательно я почувствовал себя бизнесменом года через три-четыре, когда большинство функций с меня ушло, и я на визитной карточке написал «Руководитель группы компаний». 
Вывести на рынок сразу несколько брендов, каждый из которых ориентирован на конкретную группу покупателей, — этот маркетинговый прием, испытанный в оконном бизнесе, Виктор Шалыгин использует и сейчас, в мебельном производстве, открыв вторую марку «М:32».
"Пожиратель кризисов" - бизнес-стори Виктора Шалыгина 4— У нас были BNW, «Проем» и «Надежные окна». Даже «Место» изначально был оконным брендом. В 2008 году все стали брать микрокредиты, и мы под это дело создали отдельный бренд. Это направление работало пару лет и потом ушло.
Примерно та же история — с организацией продаж. В отличие от большинства конкурентов, компания BNW не строила дилерскую сеть, а продавала сама:
— Мы пытались дать дилерство многим компаниям, но никто не выжил. Продажа — это ведь целый комплекс действий. И только у нас получалось делать их хорошо. 
Сейчас «Кухни и мебель Место» представлены в 30 городах России, работают там через дилеров, но это несущественная доля общего оборота компании. Основная выручка делается в Красноярске по проверенной схеме, благодаря отточенной технологии продаж:
— Когда мы на разных семинарах говорим, сколько кухонь продаем с одного офиса, нам никто не верит. Больше нас по России никто не продает, если брать уровень города-миллионника. И то же самое было с окнами. 
В Европе, да и в России тоже, производители окон, как правило, не занимаются их продажей. Делают одни, реализуют другие. Так получилось, что в Красноярске столкнулись два лидера, являвшихся исключениями из этого правила, — BNW и «БФК». Готового программного обеспечения, объединяющего процессы в производстве и продажах, не было. Пришлось создавать собственную систему. Это было в прямом смысле ноу-хау. Виктор Шалыгин выступал постановщиком задач, писал все схемы. 

И в эту систему было что «загонять». На пике оконного рынка в Красноярске (в середине 2000-х) компания г-на Шалыгина продавала до 7000 окон в месяц. Выручка достигала 50 миллионов. Одновременно работали 120 монтажников.
— У нас было правило — предоплата 100%. Монтаж происходил примерно через две недели. То есть 30 миллионов свободных денег лежало на счетах, на этом мы и зарабатывали. Даже не сами окна приносили прибыль, а правильное манипулирование финансовыми потоками, — делится г-н Шалыгин. — Мы покупали материалы впрок. По 5-6 фур одного профиля было на площадке. В сезон все дорожало — поднимались цены на стекло, росли цены на окна. А у нас материалы были по старым ценам, а продавали мы уже по новым — вот она, разница. 
 

Мебельный проект

Конечно, «золотой век» не мог длиться вечно. Начиная с 2008 года оконный рынок практически перестал расти. Виктор Шалыгин стал постепенно сворачивать свое участие в этом бизнесе:
— Для меня нет такой проблемы, как «дело всей жизни». Я увлекся новым проектом и задумал построить мебельный бизнес. Мы начали с того, что разделили с партнерами марки. Я забрал себе бренд BNW. Бизнес был большой, и нужно было аккуратно из него выйти, чтобы все остались довольны. Партнеры забрали красноярскую производственную базу, я — железногорскую. А затем я полностью вышел из процесса. В прошлом году продал торговую марку BNW «Современным окнам». 
Готовясь к выходу «из окон», Виктор Шалыгин задумался о новом проекте. Мебельный бизнес показался ему и интересным, и выгодным.
— Первую линию открыли еще в 2010 году. Выделили под нее 100 кв. м на оконном производстве. Начали со шкафов, потому что это самое простое. Это была стабильная ниша. Купили китайские станки, стоили они 2 млн. рублей. Качественная техника, индустриальная серия, но через три месяца я понял, что все это ерунда. И с китайскими станками работать не надо. Приобрели европейские. Потихоньку, помаленьку... Заняли еще 200 «квадратов», потом еще тысячу, затем место закончилось, и пришлось арендовать у соседей. Мебельный проект я сделал полностью сам, без партнеров. Финансы позволяли. 
Сейчас производство компании «Кухни и шкафы Место» базируется в Железногорске, на площадях бывшего стекольного завода. Этот объект Виктор Шалыгин купил в разгар кризиса 2008 года.
Примерно треть года Виктор Шалыгин проводит за пределами Красноярска
— Они практически шли к банкротству и продавались недорого. У них была куча кредитов, подходил момент оплаты, а денег не было. Мы выкупили контрольный пакет этого завода, договорились о реструктуризации. По сути, там были руины. Я покупаю руины, их восстанавливаю, привожу в товарный вид, запускаю производство. То есть для меня бизнес — это способ стабильной аренды своих же площадей. 
Железногорская производственная площадка занимает 7000 кв. м, по словам Виктора Шалыгина, она «вся в работе». Сейчас идет ремонт еще одного помещения по соседству, уже летом там откроется деревообрабатывающий цех, он будет выпускать двери, фасады, лестницы:
— Доллар идет вверх, и это нам на руку. Зарубежная продукция подорожала и стала неконкурентоспособной. Плюс на рынке появилось оборудование, почти новое, его продают компании, не сумевшие справиться с кризисом. Мы уже приобрели несколько таких станков. Учитывая, что с деревом в России проблем нет, решили пойти в новую для себя нишу.
В запуск этого бизнеса вложено около 15 млн рублей, окупить их планируется за пять лет. 
Виктор Шалыгин и Светлана Мамаева дали своей дочери Изабелле свободу выбора жизненного пути

Бизнес без присутствия

Примерно треть года Виктор Шалыгин проводит за пределами Красноярска. Время на свои хобби — горные лыжи и кайтсерфинг — он всегда находит. Семейные поездки планируются так, чтобы в них были горы или ветер и вода. Иного не надо. Бизнесмен говорит, что дело не страдает от постоянных отлучек собственника:
— Я уверен в своих менеджерах. Моя задача — чтобы на каждом подразделении были такие руководители, которые не требуют моего присутствия. Если это так — значит, я молодец. Не так давно у нас сформировалась команда, которой я доволен, — она может работать практически без моего участия. На работу я приезжаю к 12 часам. Мой основной кабинет дома, там хороший компьютер, подключенный ко всем нашим базам. 
Страна, в которую Виктор Шалыгин и Светлана Мамаева регулярно ездят в последнее время и будут ездить в ближайшие годы, — Канада. И не только потому, что там отличные горнолыжные курорты. В Канаде бизнес-администрированию учится их дочь.
— Это ее выбор. Она росла с няней, мы были заняты бизнесом. Времени не было совершенно. Она росла, росла, выросла и — так решила, — признается отец. — Университет, который ей понравился, на 40-м месте в мировом рейтинге. Если у тебя четверка в аттестате, они даже не рассматривают документы. Конкурс около десяти человек на место. Мы, честно говоря, думали, что она не поступит. Поехали отдыхать, катаемся на лыжах, и ей приходит письмо: «Поздравляем, вы приняты».
Самостоятельность дочери радует Виктора Шалыгина — сам таким был.
— Неправильно, когда детям навязывают жизнь. Эту позицию мне передал мой бывший партнер, и я ее принял. Я в 16 лет окончил школу, поступил в институт, пошел работать, отделился от семьи. Я зарабатывал сам, вел свою жизнь. И у дочери — ее жизнь. Вот пусть она ее и ведет, как считает нужным. Да, мы ей помогаем, наша задача — оплатить учебу, это родительский долг. А дальше... Захочет вернуться — пускай возвращается, захочет работать там — тоже хорошо. 
Но если дочери все же понадобится родительский совет — вот он:
— Мы очень много где были. И не просто как туристы, которые только на пляже лежат. Заглядывали внутрь каждой страны — как люди живут, какой бизнес-климат, финансовое устройство. И мы поняли, что россияне очень сильно недооценивают свою страну. У нас миллион возможностей, поверьте, мы живем еще как у Христа за пазухой. И бизнес в России вести намного проще.

фото: Ольга Кравцова (Колибри Professional) и из личного архива В.Шалыгина
Система Orphus
Ошибка в тексте? Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl + Enter.
Наверх
Чтобы пользоваться всеми сервисами сайта, необходимо авторизоваться или пройти регистрацию.
  • вспомнить пароль
Вы можете войти через форму авторизации зарегистрироваться
Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.
  • Укажите ваше имя
  • Укажите вашу фамилию
  • Укажите E-mail, мы вышлем запрос подтверждения
  • Не менее 8 символов
Если вы не хотите вводить пароль, система автоматически сгенерирует его и вышлет на указанный e-mail.
Я принимаю условия Пользовательского соглашения и даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с Политикой конфиденциальности. Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.
Вы можете войти через форму авторизации
Самое важное о бизнесе.
Читайте лучшие публикации каждое утро. Подпишитесь на рассылку «Делового квартала».
Я даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с Политикой конфиденциальности. Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.