Подписаться
Курс ЦБ на 07.12
63,71
70,75
Деловой квартал / Новости / «Спроса на продукты из РФ за рубежом еще долго не будет. Другое дело — экспорт ...
Илья Соколов
Илья Соколов
Источник: фото спикера

«Спроса на продукты из РФ за рубежом еще долго не будет. Другое дело — экспорт компаний»

Самое читаемое
  • Мэрия продает очередные помещения под офисы. Бизнесу предлагают назначать цену самим Мэрия продает очередные помещения под офисы. Бизнесу предлагают назначать цену самим
  • Архитектор Арэг Демирханов получил звание «Почетного гражданина Красноярского края» Архитектор Арэг Демирханов получил звание «Почетного гражданина Красноярского края»
  • В новогодние праздники из аэропорта Красноярска откроются новые направления В новогодние праздники из аэропорта Красноярска откроются новые направления
  • Мэрия Красноярска выкупает землю под автодорогу «Нанжуль-Солнечный» Мэрия Красноярска выкупает землю под автодорогу «Нанжуль-Солнечный»
  • В Канске запустили завод по переработке отходов лесопиления В Канске запустили завод по переработке отходов лесопиления
12:30   05.11.2019

«Наше государство заинтересовано в том, чтобы на экспорт шла продукция компаний, а не сами компании. Ну а кто сказал, что компания не может быть продуктом?».

Несколько недель назад на NN.DK.RU вышла колонка директора AcquiHunter и эксперта по инвестициям Ильи Соколова о проблемах инвестиционного климата в регионах России. В комментариях к этой колонке один нижегородский предприниматель написал: «Толково. Только ничего о кооперации с западными инвесторами, кроме того, что они «не хотят вкладывать в Россию». Илья Соколов решил ответить на его слова и предложить региональному бизнесу собственное видение того, какую организационно-подготовительную работу необходимо провести, чтобы построить взаимодействие с иностранными инвесторами.

«Выводи проекты сам или умри»

— В первую очередь, надо признать, что классическая венчурная «пищевая цепочка» в российских регионах не работает и пока нет никаких предпосылок для ее запуска. Как я говорил в прошлый раз — нет ни толкового посевного финансирования, ни возможности осуществить «выход» проекта в другие страны. Это стартовые условия, аксиома, которую мы не в силах пока изменить. Потому все разговоры о том, что за пять лет «Фонд (содействия инновациям) поддержал более 193 нижегородских проектов на сумму больше 900 млн руб.» — это разговор в пользу бедных и зачерпывание воды большим дырявым половником. Если мы препарируем эту сумму, то окажется, что это всего $2,7 млн в год или около 4,5 млн руб. на один проект. В то время как на запуск одного добротного наукоемкого проекта, как правило, даже на самых начальных стадиях, требуются суммы от $ 500 тыс.

Хочу заметить, что Фонд содействия инновациям — одна из немногих инклюзивных структур, где региональные проекты реально могут получить деньги. Для многих это единственный шанс. Но получить недостаточное финансирование — еще хуже, чем вовсе без него остаться. Люди начинают искать подработки, экономят на самых базовых вещах, а если и дотягивают до стадии работающего прототипа, то сталкиваются с отсутствием финансирования на следующих этапах.

Нет адекватной статистики объема ангельских и венчурных инвестиций, например, в Нижегородской области это просто разовые истории. Говорить о западных инвестициях непосредственно в региональные проекты в российской юрисдикции тоже не приходится (всем показателен пример Майкла Калви), потому рассчитывать мы можем только на формат самостоятельного вывода проектов за рубеж.

На западе есть тенденция к смещению всех этапов финансирования на более зрелые стадии. Подразумевается, что пригодный к ангельскому финансированию и/или акселерации проект должен уже проверить базовые гипотезы о продукте, запустить первые пилоты, иметь хотя бы небольшую базу потребителей. То есть проекты, которые на ранней стадии столкнулись с отсутствием финансирования в России, еще слишком «зеленые», чтобы искать деньги на Западе и нужно организовать «предпродажную» подготовку, так сказать.

Как создать венчурный вездеход и не штамповать единорогов

Вместе с тем, есть необходимый минимум для запуска нашего международного венчурного вездехода, то есть свободные денежные ресурсы. К примеру, недавно я насчитал сумму, эквивалентную годовому бюджету Нижнего Новгорода, на счетах только семи предприятий с государственным участием. Есть и источники проектов. Достаточно просто сконцентрироваться на том, что у нас хорошо получается. И это не штамповка «единорогов», а создание прототипов наукоемких решений, уникальных на мировом уровне.

В силу отсутствия конкурентной экономики, спроса внутри страны на эти решения еще очень долго не будет. А организация массового производства продукции, востребованной на мировом рынке — это точно не наш конек. Вспомните хотя бы десяток продуктов, разработанных и производимых в России и массово востребованных на мировом рынке (и чтобы это не было оружием или программным обеспечением)? Что далеко ходить — можно просто посмотреть на структуру экспорта и увидеть, что подавляющее большинство товаров в ней продолжают составлять продукты топливно-энергетического комплекса и металлы.

И что же делать? Нужно экспортным продуктом делать сами компании!

Конечно, государство заинтересовано в том, чтобы на экспорт шла продукция, а не компании. Ну а кто сказал, что компания не может быть продуктом? В сущности, вся венчурная модель и построена на их тождестве: корова для молока — это традиционный дивидендный бизнес, а племенные бычки на продажу — венчурный. При сохранении контроля материнскими компаниями из России не вижу в этом ничего криминального.

Мне, например, очень нравится модель «инновационных КБ», предложенная ex-управляющим партнером венчурного фонда Starta Capital Людмилой Голубковой. Ее идея заключается в том, что в России наиболее эффективно поддерживать не единичные проекты, а структуры, которые могут создавать целые грозди технологий и продуктов, часть из которых может обеспечивать текущую деятельность, а другие имеют перспективы вырасти в масштабируемый венчурный проект. Для регионов, имеющих большие традиции прикладной науки (Нижний Новгород, Новосибирск, Екатеринбург, Томск etc) это рабочее решение, требующее просто приспособления к местным условиям. Александр Каширин из «Ростеха» примерно это же называет «уникальной технологической компетенцией» (УТК), когда одна команда, имеющая большие наработки в конкретной сфере, может предложить не «монопродукт», а группу продуктов на базе одной или нескольких родственных технологий.

Если говорить проще, инвестор, вкладывающий деньги в команду с УТК или в «инновационные КБ», по факту получает целый портфель существующих и потенциальных проектов. Однако для этого необходимо создавать инфраструктуру, причем не только производственную, но и организационную. Хотя бы выявить эти «команды с УТК». В Нижнем Новгороде, где большая часть финансовых ресурсов с адекватным smart-содержанием сконцентрирована у нескольких десятков крупных промышленных предприятий, логично было бы организовать единый центр экспертизы в рамках одного из деловых объединений. Например, при Торгово-промышленной палате.

«Если есть возможность не брать государственные средства —– не берите»

Другой важный вопрос. Наличие у проекта прямых контактов с российскими государственными или квази-государственными структурами может стать «стоп-сигналом» для западных партнеров. Никто не хочет попасть под санкции, а в деталях (есть ли повод переживать) разбираться никто не будет — у хорошего инвестора и так приличный входящий поток проектов. В принципе, есть юридические механизмы, позволяющие не светить «санкциоемкого» соучредителя. Но если есть возможность не брать государственные деньги в России — то лучше их все-таки не брать.

Первое и главное, что может сделать бизнес из регионов с большим научно-техническим потенциалом — это довести разработки команд с УТК до стадии акселерации за рубежом. Благо, акселераторов, открытых для проектов по всему миру, сейчас тысячи. Но перед тем, как отправлять туда заявки, необходимо, чтобы местные инвесторы и промышленные партнеры помогли проектам с завершением ОКР, созданием прототипов, защитой интеллектуальной собственности (кстати, из России делать это достаточно просто и недорого), внедрением тестовых пилотов, а также организовали регулярные Road Show проектов по базовым мировым экосистемам. То есть необходимо предварительно обеспечить проекту базовые характеристики, чтобы заинтересовать иностранных инвесторов.

Также при первой же удачной возможности и наличии зарубежного соинвестора/ партнера нужно релоцировать в целевую страну команду или хотя бы ту ее часть, что отвечает за бизнес (разработка у нас дешевле), сохраняя контроль из России. Например, сейчас наша компания ведет переговоры с восточными партнерами. Оказалось, что Китай очень заинтересован в российских биомедицинских решениях, но при обязательном переезде части команды.

Еще создателям проекта предварительно нужно убедиться, что разработка не имеет какого-либо отношения к гостайне и оборонке.

У нас есть все шансы сделать хороший «детский сад» для международных проектов, уйдя уже, наконец, от сугубо вторичной модели «импортозамещающих» разработок для внутреннего рынка. Но для устойчивой кооперации с иностранными инвесторами, нам надо хорошенько «подтянуть» местные проекты и не портить их нерелевантным развитому миру длительным приземлением на региональном рынке. И начинать нужно прямо сейчас.

Система Orphus
Ошибка в тексте? Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl + Enter.

Новости

Дети не хотят дожидаться официального открытия «Кразовской» елки Дети не хотят дожидаться официального открытия «Кразовской» елки
Мэрия Красноярска выкупает землю под автодорогу «Нанжуль-Солнечный»
Самозанятые города Красноярска обязаны зарегистрироваться...
Мэрия продает очередные помещения под офисы. Бизнесу предлагают назначать цену самим
Красноярцы готовы потратить на новогодние каникулы почти больше всех в стране
«Сисим» судится с Росприроднадзором из-за выданного им предписания
Итоги недели: открытия новых заведений,банкротство главы «Реставрации»,поражение ЧЕК-СУ.ВК

Бизнес

«Я не буду оставлять детям бизнес в наследство. Не хочу, чтобы они его возглавляли» «Я не буду оставлять детям бизнес в наследство. Не хочу, чтобы они его возглавляли»
«За любые сделки взыскивают убытки даже с экс-директоров». Юрист о перспективах 2020-го
«Дело в разнице культур, а не в злом умысле». Как работают вместе сотрудники из 33 стран
Стали известны победители премии «Человек года» в Красноярске
От ГЭС до биокотельных: крупнейшие инвестпроекты в ТЭК
Все номинанты премии «Человек года» в Красноярске: «Стартап года»
Все номинанты премии «Человек года» в Красноярске: номинация «Амбассадор бренда»

Свое дело

Архитектор Арэг Демирханов получил звание «Почетного гражданина Красноярского края» Архитектор Арэг Демирханов получил звание «Почетного гражданина Красноярского края»
Преступная группа судебных приставов похитила 3 млн рублей
«Любая реальность возможна». Как заработать на виртуальности, если ты не разработчик игр
В Красноярске открылось очередное заведение сети Kannam Chicken
«Завтра придет ФСБ, стукнет по голове и скажет — переписывай компанию. И 10 млн уплыли»
«Увидел первый миллион на счёте в 20 лет. Чувствовал себя шейхом, но потом корона слетела»
В Красноярске появился «Проспект Руставели»

Качество жизни

Деньги от благотворительной ярмарки «Город мастеров» передадут в БФ «Добро24.ру» Деньги от благотворительной ярмарки «Город мастеров» передадут в БФ «Добро24.ру»
Винный бутик — как библиотека: чем больше наименований, тем лучше
«Покупать российское искусство сейчас выгодно». Беседа с главой аукционного дома Sotheby's
«Время новых первооткрывателей»: в Красноярске прошёл юбилейный фестиваль Nauka 0+
В «Битве фотографов» победила «Царевна Сибирь»
Куда сходить в Красноярске 2–8 декабря
Красноярскэнергосбыт: мы видим будущее компании в развитии интеллектуальных технологий

Мнения

Куда сходить в Красноярске 9-15 декабря Куда сходить в Красноярске 9-15 декабря
«Сегодня какой бы бизнес вы ни вели, надо помнить: закон важнее денег»
«Школьники ощущают себя дебилами, потому что школа прививает им комплекс неполноценности»
«Мы в этом страшном сне живем уже не первый год». На какие крючки ловить покупателей?
«Правительство копит деньги в ожидании черного дня. Но такой день уже наступил»
«Неприкосновенность частной жизни разламывается на части. Мы хотим, чтобы на нас смотрели»
Какие изменения произойдут в налоговом законодательстве. — Елена Герасименко,«БухгалТерра»

Лайфхаки

Рынок падает, а Hyundai и Renault не сдают позиции. Что происходит на рынке кроссоверов РФ Рынок падает, а Hyundai и Renault не сдают позиции. Что происходит на рынке кроссоверов РФ
«Мы все были бы счастливее, если бы провели год просто глядя в окно»
«Не знания, а одногруппники». Что в итоге определяет нашу карьеру
«Такие люди не заработают никогда». Проверьте, не вы ли в их числе? Пять признаков
«Сотрудники там болеют, физически и психически». Пять признаков «плохой» компании
«Зачем мне Gucci, если есть H&M». 29-летний миллионер, который тратит только 1% доходов
«Вакансий много, но посмотрите на зарплату». 7 профессий, спрос на которые активно растет
Наверх
Чтобы пользоваться всеми сервисами сайта, необходимо авторизоваться или пройти регистрацию.
  • вспомнить пароль
Вы можете войти через форму авторизации зарегистрироваться
Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.
  • Укажите ваше имя
  • Укажите вашу фамилию
  • Укажите E-mail, мы вышлем запрос подтверждения
  • Не менее 5 символов
Если вы не хотите вводить пароль, система автоматически сгенерирует его и вышлет на указанный e-mail.
Я принимаю условия Пользовательского соглашения и даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с Политикой конфиденциальности. Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.
Вы можете войти через форму авторизации
Самое важное о бизнесе.
Читайте лучшие публикации каждое утро. Подпишитесь на рассылку «Делового квартала».
Я даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с Политикой конфиденциальности. Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.